15 декабря исполнилось бы 111 лет со дня рождения великого архитектора Оскара Нимейера
культпоход

Оскар Нимейер: зодчий двух столетий

15 декабря исполнилось бы 111 лет Оскару Нимейеру – одному из отцов современной латиноамериканской архитектуры

Начнем с того, что формула «исполнилось бы» рядом со столь почтенным возрастом – 111 лет – вряд ли является преувеличением. Пожалуй, никто не удивился бы, если б Нимейер встретил этот день рождения в добром здравии: как-никак, он не дожил всего лишь десять дней до своего 106-летия. И даже в последний день своей жизни он работал: на его столе остались лежать листы бумаги с проектом ресторана…


Интересно, что детство Оскара Нимейера, что называется, «не предвещало» – он любил рисовать, но отнюдь не просиживал часами за мольбертом, не строил бумажные города… Родился он в не самой простой семье: достаточно сказать, что улица Рио-де-Жанейро, где жили Нимейеры, была названа в честь деда мальчика, министра по делам Верховного суда Бразилии. Футбол, танцы – как любой бразильский мальчишка, эти занятия он явно предпочитал учебе. Впрочем, родители обратили внимание, что Оскару нравится чертить – если у него под рукой не было бумаги и карандаша, он просто чертил что-то в воздухе – и отдали его в архитектурную школу.


Школу возглавлял молодой зодчий Лусио Коста – новатор и последователь Ле Корбюзье. Неординарный подход, который он использовал в обучении, в итоге привел к его увольнению. После отставки Лусио создал собственное архитектурное бюро и пригласил туда своего ученика. Дерзости молодым архитекторам было не занимать: они взялись за возведение здания министерства, пригласив в качестве консультанта самого Корбюзье. Эти два года Нимейер считал определяющими в своей будущей карьере: работая рядом со своим кумиром, Оскар получил огромный опыт. Впрочем, пиетет перед знаменитым зодчим не помешал Нимейеру воплощать свои идеи: в окончательный вариант здания он внес достаточно изменений, и реализованный проект принес известность бюро и самому Нимейеру.




Следующие полтора десятка лет Нимейер работал не покладая рук.


Конечно, крупнейшим его проектом стало создание нового города – столицы Бразилии, работа над которым началась в 1950-х годах. А уже через несколько лет архитектору пришлось покинуть свою родину: Оскар Нимейер никогда не скрывал своих взглядов, был убежденным коммунистом, и оставаться в стране, где свирепствовала военная диктатура, было просто опасно.

Нимейера радушно приняли во Франции. В течение двадцати лет творения Нимейера появлялись в Европе, Африке, на Ближнем Востоке. Консультации, проекты, открытие собственной архитектурной школы, создание мебели – о работоспособности Оскара Нимейера всегда ходили легенды.

Отметим, что Нимейер совершенно бесплатно разработал проект аэропорта для родной страны. К сожалению, проект не был реализован – власти не позволили строить аэропорт, созданный коммунистом, но архитекторы всего мира признали идею Нимейера прекрасной.



И все-таки Нимейер вернулся на родину: в 1985 году он приехал в Бразилию, где, кстати, стал главой Бразильской коммунистической партии. Любопытно, что перед самой эмиграцией он успел выполнить чертеж одного из зданий в Рио, и сейчас, спустя два десятилетия, наконец увидел плоды своего труда – и обнаружил, что здание не совсем соответствует его замыслу. Тогда Нимейер на свои собственные средства все-таки реконструировал фасад согласно своим первоначальным задумкам.


В Бразилии Нимейер открыл свою мастерскую, где работал только он один. Созданные чертежи он отдавал в архитектурное бюро, которым руководила его дочь. Бюро занималось реализацией проектов, и такое разделение обязанностей позволило Нимейеру успеть еще очень многое, прежде чем в 2012 году он покинул этот мир…

Если говорить о том, что лежит в основе уникального стиля Нимейера, следует отметить, что в проектировании он использовал принципы Корбюзье: ставил дом на столбы-опоры, выдвигал вперед фасад, оснащал дом панорамными окнами, создавал особую планировку для каждого этажа, а на крыше делал сад. При этом он отнюдь не стал вторым Корбюзье, поскольку разошелся с ним в одном из основополагающих моментов: Корбюзье ставил функциональность превыше красоты. Нимейер – наоборот. Он считал, что здание должно восхищать, поражать, исцелять своей красотой. Поэтому многие отмечают, что архитектура Нимейера – это фактически скульптура, только гигантского масштаба.


Еще один незыблемый принцип архитектора – ландшафт должен порождать линии здания. Роскошная бразильская природа, ее горы и реки всегда вдохновляли Нимейера: «Меня всегда манили причудливо изогнутые и чувственные линии. Ведь именно такие линии напоминают мне горы родной Бразилии, высокие облака, свободные изгибы рек и тело любимой женщины».


Только такие пластичные очертания, свойственные природе, Нимейер считал гармоничными и целительными для психики человека, уставшего от жесткости и прямоты современного мира.

Впрочем, как отмечали критики, архитектор упорно придерживался своего излюбленного стиля, даже если творил в странах с иными рельефами и климатом.

Что касается материала, то вне конкуренции для Нимейера всегда был железобетон. Он был убежден, что только этот материал способен решить все те задачи, которые стоят перед архитектором.   


Достаточно трудно выделить какие-то знаковые проекты для человека, прожившего столь насыщенную и долгую творческую жизнь. Прекрасным образцом его творчества является, пожалуй, созданный в 1951 году дом, предназначенный для своей семьи (а, надо отметить, семья у него была большая: Нимейер увидел не только своих внуков, но и 13 правнуков и 7 праправнуков, а сам он женился вторично в возрасте… 99 лет).


Здесь Нимейер творил, не скованный никакими рамками, и получил в итоге удивительный дом, который словно породила сама природа. Одна из стен в нем каменная, другая – стеклянная. Стоящий на лесном утесе дом выстроен так, будто в нем есть свое собственное движение.



Архитектурная общественность высоко оценила и Кафедральный собор, построенный в Бразилиа: здание удостоилось Притцкеровской премии. Удивительно, как человек, всегда называвший себя атеистом, сумел воссоздать в архитектуре религиозный дух: длинный и темный коридор ведет в главный зал, наполненный волшебным светом, проходящим через прекрасные витражи.


Любимым европейским проектом сам Нимейер называл итальянский издательский дом Mondadori, воздвигнутый в Милане в 1975 году. Его ругали за непрактичность, восхваляли за красоту, а фотографы всего мира называли дом свои любимым объектом, где можно бесконечно изучать тени и линии, ритмику и объемы.


Для родной Бразилии мастер создал и музей, который считал самым масштабным сооружением в своей карьере. Речь идет о Музее современного искусства в Нитерое.


Здесь 28 мая 2017 года состоялась презентация Круизной коллекции Louis Vuitton, видео с которого вы можете посмотреть ниже.

«Летающая тарелка, пролетавшая когда-то над городом, так была восхищена красотой этих мест, что приземлилась и решила навсегда здесь остаться, положив начало Музею», – объяснил зодчий необычный проект. Надо сказать, такое объяснение никого не удивило: многие всерьез считали Нимейера посланником с других планет.


Впрочем, Оскар Нимейер лукавил: все же самым грандиозным проектом его жизни стало создание новой столицы родной страны. Когда его друг Жуселину Кубичек стал президентом Бразилии, он пришел к Нимейеру с задачей, равной которой по значимости в жизни архитектора не было.


Более десяти лет Нимейер отдал этому проекту: трудному, противоречивому, потребовавшему титанических усилий – и успешно реализованному (сегодня Бразилиа находится под охраной ЮНЕСКО). Положив в основу очертания самолета, архитектор создал продуманный, четко зонированный город со своей динамикой и учетом транспортной ситуации. Вдоль главной транспортной артерии идут жилые дома, а перпендикулярно им расположены кварталы общественного назначения. В точке их пересечения находится автовокзал и телебашня.


Нимейер всегда с огромной теплотой вспоминал эти годы, прежде всего высоко ценя дух истинного равенства, царивший на стройплощадке – ведь и президент, и главный архитектор, и простые рабочие жили в одинаковых вагончиках, а после работы отдыхали в одних и тех же кафе.


Конечно, творчество Нимейера, как и любое творчество, может иметь своих критиков и поклонников. Но никто не станет оспаривать тот факт, что этот потрясающий человек внес в развитие архитектуры вклад, значимость которого невозможно переоценить. И, кстати, в бюро, которое занималось воплощением проектов мэтра, говорят, что у них остались еще десятки идей Нимейера, которые мы обязательно увидим – ведь настоящие гении действительно бессмертны.

И напоследок приведем несколько цитат Оскара Нимейера, которые позволят нам лучше понять личность Мастера:

  • «В своей архитектуре я ищу удивление. Произведение искусства должно вызывать эмоцию новизны».
  • «Архитектор должен быть левым, он не может быть буржуа».
  • «Архитектура – это моя работа, и я провел всю свою жизнь за чертежной доской, но жизнь важнее, чем архитектура. Значение имеет лишь совершенствование человечества».

«Я всегда хотел, чтобы мои здания были настолько
легкими, насколько это возможно. Чтобы они мягко касались земли, взлетали,
парили и удивляли».
Фото
g4.delphi.lv, gdb.rferl.org, 3.bp.blogspot.com, arch2o.com, images.adsttc.com, i.pinimg.com, designindaba.com, petraonline.net, propertyinside.id, st3.idealista.com, buro247.ru, avatars.mds.yandex.net, olegbaranovskyi.com, thearchitect.pro, midcenturyhome.com, vokrugsveta.ua, img.gawkerassets.com, hasta-pronto.ru, solucaoemtransporte.com.br

Войти в «Архидом»

Войти через соцсети
Еще нет учетной записи?
Регистрация

Забыли пароль?

Если вы забыли пароль, введите Логин или E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.

Ой, этот инструмент еще находится на стадии разработки

Поделиться