Интервью с архитектором Дмитрием Пшеничниковым
интервью

Дмитрий Пшеничников: об архитектуре и жизни

Этого архитектора отличает то, что многие считают показателем высшего мастерства – умение работать в разных стилях и направлениях. Футуристический город при космодроме «Восточный», ресторан в стиле ампир, лаконичные офисы банков, аэровокзал, множество храмов – мастерская Дмитрия Пшеничникова не ограничивает себя раз и навсегда выработанным почерком, а ищет новые линии, иные материалы, еще не использованные концепции...

Выбор профессии для Дмитрия Пшеничникова был, в общем-то, очевиден – дедушка его был архитектором, а вырос он в доме, построенном Союзом архитекторов для своих работников. Позже и сам Дмитрий Пшеничников войдет в число членов Союза – и станет, к слову, самым молодым среди них.

Кружок рисования, юношеское увлечение архитектурой, дизайном автомобилей параллельно с чтением фантастической литературы и созданием макетов «бумажных городов» – все это укрепило Дмитрия в его решении пойти по стопам деда, и поступление в МАрхИ стало совершенно логичным. Учебу Пшеничников закончил в 1991 году и, кстати, его диплом был первым дипломом вуза, выполненным на компьютере.

Шереметьево Терминал D

На последних курсах учебы он начал работать в совместном советско-итальянском предприятии «Совинтерархстрой», а позже трудился в мастерской №2 «Моспроекта-2» у Дмитрия Сергеевича Солопова, которого считает одним из главных своих учителей. Уже тогда архитектор понял, что ему интересны самые разные задачи, разные объемы и пространства: от самых утилитарных до остросовременных и дерзких. Большую часть заказов составляли тогда проекты банков – в середине 90-х они появлялись просто на каждом углу. И Дмитрий успешно решал эти задачи – блестяще встраивал в окружение улиц деконструктивистский «Уникомбанк» или офис на углу Мещанской и Дурова, не выбивающийся из ряда соседних зданий в стиле ар-нуво. При этом на Венецианскую биеннале он поехал в 1991 году с авангардным и ярким проектом Академии творчества.

Дмитрий Пшеничников: Идея его была в собирании и объединении различных творческих профессий – художников, музыкантов, поэтов и пр., причем работающих в разных направлениях и манерах. Каждое из этих профессиональных сообществ имело собственный творческий локус, в то же время были предусмотрены общие зоны общения, где они могли бы творчески друг друга подпитывать.

И сегодня, когда Пшеничников возглавляет собственную мастерскую, его команда по-прежнему работает над самыми разноплановыми проектами.   

Аэропорт и город при космодроме Восточный
Частный дом в посёлке Сады Майендорф

Дмитрий Пшеничников: Это и концептуальная градостроительная тема масштаба небольшого города, и торговый комплекс, и интерьеры квартир и частных домов в России и за рубежом. Особое место в работе нашей мастерской занимает храмовая тематика, в том числе разработка внутреннего убранства храмов. Нам приходилось реализовывать объекты не только в современном ключе, но и в абсолютно разных стилях и направлениях (русский ампир, классический, китайский, японский, арт-деко, арт-ново, лофт, деконструктивизм). И в каждом новом проекте мы стараемся найти индивидуальное решение. Самую большую радость от работы получаешь в процессе создания и разработки образа, когда вживаешься в стилистику, выбранную для данного объекта. Невероятно интересно, когда ты начинаешь проект с чистого листа и создаешь каждый раз что-то новое, что ранее не делал. Невероятно интересно вживаться в какой-нибудь стиль архитектуры, ранее тобою не использованный, пропуская его через себя и создавая новое в этом направлении архитектуры.

Храмовая тематика – особая страница творческой биографии Дмитрия. Еще в начале 90-х он работал над Залом Церковных Соборов в храме Христа Спасителя, и сегодня считает возведение церковных построек скорее не профессиональной, а духовной темой.

Храм Всех Святых в г. Страсбург Франция
Храм Всех Святых в г. Страсбург Франция

Недавно состоялось малое освящение Храма Всех Святых в Страсбурге во Франции: этот проект интересен тем, что при своем внешнем облике, традиционном для русской архитектуры XVI века, своим внутренним пространством он являет совершенно необычный объем. Из убранства исключены бра, паникадила, а внутреннее пространство освещается отраженным светом (при этом самого источника света не видно), создавая таким образом эффект божественного света. Также завершилась работа над часовней на Даниловском кладбище (при своих небольших размерах, очень кропотливая и сложная задача), был открыт памятник Святым Петру и Февронии в Казани, – все эти события, свершившиеся при непосредственном участии мастерской Пшеничникова, всегда становятся особой радостью для его команды.

Храм Александра Невского в г. Москве
Храм Воскресенья Христова в Катыне г. Смоленск

Дмитрий Пшеничников: Большинство наших церковных построек очень скромны по размерам и не помпезны. Они строятся буквально на гроши. Со своей стороны мы воспринимаем это как помощь, как вклад в наше духовное возрождение – пусть это и излишне громко звучит. Помню, как, работая над храмом Христа Спасителя и Залом Церковных Соборов, люди, далекие от церкви, приходили к Богу. Церковная архитектура – это как молитва перед Богом. Быть может, наши работы очень традиционны, прилежно следуют канону, однако я в этом не вижу ничего зазорного.

Частный дом в поселке Полярников 2

Говоря о разнице между работой над частным и общественным интерьером, Дмитрий прежде всего отмечает, что в последних он чувствует себя свободнее. Интерьер квартиры или дома – это в первую очередь воплощение пожеланий клиента, которые порой принимают самые фантастические формы. Впрочем, за долгие годы работы архитектор уже знает, как находить общий язык с самыми сложными заказчиками. По его мнению, все зиждется на человеческом общении, умении понять человека. Потом подключаются книги по искусству: очень важно найти общий знаменатель, ведь зачастую понятие, к примеру, классического стиля для заказчика и архитектора несет в себе совершенно разные смыслы. Бывают и такие случаи, когда клиент, изначально желавший интерьер в лаконичном скандинавском стиле, общаясь с архитектором, узнавая что-то новое, листая книги по искусству, приходит к выводу, что ему больше по душе сложный ар-деко. Именно поэтому каждый свой проект Дмитрий Пшеничников называет «маленькой историей». И, по его мнению, нет ничего зазорного в том, чтобы архитектор не только создавал общую концепцию, но вникал во все мелочи, от ножки светильника до витража: «В XVIII-XIX вв. архитектор занимался всем – от фундамента до дверной ручки и завитка на люстре, и разве это не увлекательно?»

Ресторан 1812
Ресторан 1812

Что же касается общественных интерьеров, здесь, конечно, очень многое во власти архитектора – в частности, возможность использовать самые современные материалы, наработки, тренды. Но, работает ли Дмитрий над проектом города или создает интерьер квартиры, во главу угла он всегда ставит три понятия: польза, прочность, красота. И, безусловно, гармония.

Дмитрий Пшеничников: Чтобы дарить и создавать положительные эмоции, архитектура должна быть гармоничной. И это не зависит от стиля и направления в архитектуре. Только в гармонии формы, цвета созданное городское пространство, здание, интерьер могу вызвать положительные эмоции. Но самое главное – хорошая архитектура воспитывает и делает человека гармоничным. Поэтому профессия архитектора очень ответственная. Об этом надо всегда помнить, когда проектируешь.

Архитектор признается: происходящее сегодня на рынке архитектуры его немало удручает.

Дмитрий Пшеничников: Во-первых, колоссальный спад в экономике не может не влиять на строительство. Во-вторых, дикий демпинг: наше архитектурное сообщество крайне разобщено, нет единого объединяющего начала, как это есть, к примеру, в латиноамериканских странах, где заключаются договора с союзом архитекторов, и заказчики не могут диктовать свои цены на проектирование. У нас по-прежнему отсутствует закон об архитектуре, который бы защищал нас от иностранных коллег, от произвола ретейлеров, строителей. Архитектор, который является автором, родителем проекта, бесправен и даже не может принимать участие в приемке спроектированных им самим зданий. Сегодня профессия архитектора низведена на бесправный законодательный уровень. Такого унижения профессии нет не в одной цивилизованной стране мира. Работая и за пределами отчества, могу сказать, что в Европе, в Америке рынок архитектуры жестко защищен от иностранных коллег: так, в Страсбурге всю основную архитектурную деятельность по проекту и строительству может выполнять только местный архитектор, коллега из Парижа уже не имеет на это права. А у нас распростертые объятия к иностранцам, в то время когда наши талантливые архитекторы сидят без работы.

Еще одна проблема – полная незащищенность авторских прав на построенный объект после сдачи его в эксплуатацию. Авторские права существуют только на проектную документацию и не распространяются на реализованный проект. Это приводит к тому, что прекрасные объекты, в том числе отмеченные премиями, уродуются или уничтожаются через краткое время после принятия их в эксплуатацию.

Аэропорт Севастополь Херсонес

Впрочем, несмотря на все эти трудности, архитектор, по мнению Дмитрия, все же должен творить и создавать что-то новое, каждый раз смотря на то, что он делает, другим взглядом.

Дмитрий Пшеничников: Я очень люблю современную архитектуру, по мироощущению мне близко творчество таких мастеров, как Сантьяго Калатрава, Заха Хадид и Гюнтер Домениг – эти архитекторы наиболее близки мне по духу. И у меня много работ в современном стиле, но все они довольно разные. Я убежден: сама суть профессии архитектора заключена в том, чтобы быть разным и не похожим на самого себя…

Войти в «Архидом»

Войти через соцсети
Еще нет учетной записи?
Регистрация

Забыли пароль?

Если вы забыли пароль, введите Логин или E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.

Ой, этот инструмент еще находится на стадии разработки

Поделиться