События

Легендарный выпуск МАрхИ: 25 лет

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
МАрхИ, лучший архитектурный ВУЗ страны, всегда славился своими традициями и прекрасными выпускниками-профессионалами. Курсу, который набрали в институт в 1987 году, «повезло» особенно, потому что выпуск состоялся уже в новой стране, в 1993. Этим ребятам предстояло сделать шаг из СССР в новую эпоху, создать новую российскую архитектуру и стать первыми русскими дизайнерами с профессиональным образованием (кафедру дизайна открыли как раз за год до выпуска). Известнейший иллюстратор Кирилл Челушкин, директор архитектурной школы «МАРШ» Никита Токарев, архитектор Олег Попов и многие другие: почти все выпускники-1993 добились успехов в творческой деятельности. «Архидому» удалось взять интервью у ряда тогдашних студентов и расспросить о том, как они учились и строили карьеру в такое непростое время.

Студенты МАрхИ: на рубеже смены эпох

Тогда на одном курсе учились около 250 человек, и все они выпускались как архитекторы. Однако после выпуска многие нашли себя в смежных специальностях – в живописи, дизайне, строительстве. Известный московский архитектор-дизайнер (лауреат Премии Interia Awards, «Качественная Архитектура», обладатель диплома «За Высокий дизайн» Московской Биеннале Архитектуры) замечает: «Эти двадцать пять лет – как некая веха, что нам удалось сделать с момента выпуска. Мы поступали в СССР, а заканчивали ВУЗ уже в другой стране, и жизнь выпускников сложилась очень по-разному, почти каждый должен был находить сам себя».
 

Елена Гордина

Поступить в этот ВУЗ было крайне непросто, большинство студентов происходили из творческих семей, рисовали с самого детства. Но некоторые учащиеся оказались в институте абсолютно случайно. Архитектор Илья Цветков (руководитель архбюро «Цветков и партнеры», проекты которого напечатаны в таких журналах как AD, Harper's Bazaar и многих других) вспоминает: «Я же планировал поступать в медицинский и уже готовился к этому, но случилось очень неожиданное событие, которое полностью изменило мою жизнь. Примерно за полтора года до окончания школы я случайно оказался в гостях. Это был ужин в большой московской квартире, в старом сталинском доме, где все для меня стало удивительным. В отличии от моей жизни в новом районе в типовой квартире, где не было ничего лишнего, здесь, в полумраке, царил творческий беспорядок, всё было наполнено ощущением какой-то свободы и артистизма.
 
Мне показалось, что я попал в совершенно другой мир, и при этом было очень интересно. После я спросил – а кто все эти люди? Оказалось, что все в этой семье были архитекторами. Находясь под впечатлением, я как-то спросил у мамы: «Кто такие архитекторы и где они учатся?». Она ответила, что, наверное, где-то в строительном... Но мне было так любопытно: если все эти люди так необычно выглядят и свободно говорят, то, должно быть, это – очень интересная профессия. А ведь классическая школа МАрхИ как раз отличается тем, что меняет взгляды человека, и выпускники не могут смотреть на все обычно, они всегда хотят что-то изменять и улучшать... Итак, я подошел в школе к учительнице рисования. Чудесным образом, она оказалась выпускницей МАрхИ. Именно она дала мне первое задание, своеобразную проверку – нарисовать карандашом несколько листов с любыми бытовыми предметами. И даже снабдила бумагой и показала как нужно держать карандаш, ведь дома у меня были только медицинские бланки. Затем она связала меня со своим однокурсником, преподавателем по рисунку, который стал готовить меня к поступлению».
 
В МАрхИ было непросто поступить и учится, но студенты с теплом вспоминают бессонные ночи и совместные проекты, особенную атмосферу, которая царила в институте. Студенты были полностью захвачены творчеством, а учили они при этом совершенно разные предметы, необходимые настоящим архитекторам – от сложной математики до философии.
 
Татьяна Фирстова, выпускница того же года, работавшая с 1994 по 2000 годы в журналах «SALON Interior», «Идеи вашего дома», писатель, сценарист, рассказывает:
 
«Одна из моих коллег сводила меня в гости к дипломникам. Как же там было классно! Такой живой, весёлый бардак с картинками на стене и топчанами для сна возле подрамников. Дым сигарет, «Аквариум» из магнитофона, кипятильник в трёхлитровой банке – никак это всё не женилось с кульманами и поэтажными планами Камского тракторного завода. Но мне было решительно всё равно! Если перед эпохой кульманов будет время подрамников, БГ и такого классного бардака – я всё это хочу. Я понятия не имела кем я буду работать. Я поняла С КЕМ. С классными, близкими мне по духу людьми. Поэтому совершенно неважно где и над какими проектами. В общем, восторг был щенячий…
 

Татьяна Фирстова, на фото – студентка МархИ. Автор фото Олег Попов

…который на первом курсе слегка сдулся. Выяснилось, что всё пошло не так. У меня почти ничего не получалось так, как мне хотелось бы. Я то отчаивалась, то упиралась. И только к третьему курсу вошла в колею. Но то главное, ради чего я пошла в институт – было. Вокруг кипело и булькало творчество во всех своих проявлениях. И масса странноватого народа, который одевался на Тишинке была привычным как воздух карнавалом. Я довольно быстро поняла, что гениальным архитектором мне не быть, но в том и особенность МАрхИ, что он требует «полной гибели всерьёз» – ты никуда не денешься от архитектуры. Ты всё будешь структурировать. Загородный дом, интерьер квартиры, экспозицию выставки, текст статьи. Даже жизнь, в конце концов: тебя этому учили шесть лет... Но магия МАрхИ такова, что идёшь к нему как бандар-лог к удаву. Очарованность местом неимоверная! Сердце Москвы, всё в пешей доступности, всё такое плотное, уютное, родное. Настолько родное, что даже самый невыносимый сопромат в какой-то момент проникает в тебя в виде озарения свыше. Так и происходило, на самом-то деле. Поэтому сложно назвать самый любимый предмет – проще назвать нелюбимый. Для меня им была начертательная геометрия. Я её так и не постигла, зато услышала пророчество. Поскольку я с великим трудом сдала итоговый экзамен, преподавательница наша, Лециус Елена Павловна так мне и сказала: «Ну, и зачем с такими знаниями учиться дальше? Шансов стать архитектором – никаких!» И была права. Я не стала архитектором, но логика проектирования мне здорово пригодилась».
 
Главный Архитектор проектов ООО «ТПО Резерв», Наташа Ромишевская, вспоминает студенческие учебные поездки
 

Наташа Ромишевская

«Преподаватели оформляли наше мировоззрение, давали общую культурную базу. Многое мне дали такие преподаватели как Мальгин Сергей Иванович и Маргарита Максимилиановна Гаврилова: архитектура – это отношение к жизни, а не просто одна из профессий. Сегодня процесс подготовки в МАрхИ примерно такой же, правда, студенты начинают подрабатывать уже курса со второго, и приходят на работу после выпуска уже подготовленными с точки зрения практики, они знают программы и умеют чертить. Наш институт воспитывает культуру в человеке, расширяет кругозор. Хотя не все так просто: когда ты студент, тебе кажется, что архитектура – это сплошное творчество. А на самом деле, в ней много рутины».
 
Илья Цветков продолжает: «Русская архитектурная школа достаточно консервативна, но может быть именно благодаря этому, имея такие фундаментальные методики обучения, архитектурное образование в МАрхИ меняет сознание человека, преломляет взгляд, даже на обычные вещи, и заставляет нас всё оценивать с точки зрения гармонии».
 
Именно целеустремленность, любовь к профессии, критичность к себе и фундаментальное образования позволили всем выпускникам в дальнейшем не растеряться после выпуска в 1993 году, когда в стране не было ни денег, ни продовольствия, ни заказов для архитекторов.
 
Главная ценность МАрхИ – это классическая школа и профессорско-преподавательский состав. Педагоги не просто обучали и обучают технике и ремеслу: студенты получают знания о том, что такое творчество, как стать настоящим профессионалом, и постепенно формируется особое мировоззрение. Елена Гордина подчеркивает: «Наш ВУЗ – это определенная каста, широкий кругозор, большой охват предметов (от рисунка, сопромата, железобетонных конструкций до истории искусств и теории композиции). Выпускник МАрхИ может работать почти везде, так как есть определенный бэкграунд. Поступить в Архитектурный не просто. Поступившие студенты были уже очень целеустремленными людьми, подготовленными к ВУЗу, знающими, что они хотят и любящими свою будущую профессию. Профессия архитектора занимает много времени, но приносит такое удовольствие, не сравнимое ни с чем, и наше поколение испытывало большую тягу к своей профессии. Наши выпускники – профессионалы высокого класса, не зависимо от того, какую область деятельность они в итоге выбрали. У каждого был свой учитель, открывший ему мир архитектуры. Лично для меня таким преподавателем, зажегшим настоящий интерес к архитектуре, стала Светлана Геннадьевна Писарская, которая вместе с Игорем Евгеньевичем Рожиным были моими дипломными руководителями. Светлана Геннадьевна показала мне за полгода подготовки к защите диплома, что работа архитектора это не скучная рутина отмывки и черчения, которыми нас мучали пять лет в МАрхИ, а это, совершенно неожиданно, может быть яркая современная техника. Проект – это не скучные планировки и генпланы, а удивительный мир концептуальной игры в прогнозирование и угадывание будущего».
 
Архитектор и современный художник Михаил Лейкин, участник группы «Обледенение архитекторов» (1997-2001), член творческого дуэта «МишМаш»
 

Михаил Лейкин

«Хотелось бы вспомнить некоторых преподавателей, например, Демьянова, Пяткина, Федяеву, Лисициана. Надежда Александровна давала мощные жизненные установки, скажем, встретишь ее в коридоре МАрхИ, разговариваешь на жизненные темы, и она замечает: «Надо, чтобы обстоятельства обтекали человека, а не человек обстоятельства». Вспоминаю и нашего профессора Миграна Вартановича Лисициана, который проектировал еще при Сталине: он рассказывал случаи из своей практики, и через это чувствовалось соприкосновение с историей. У него дрожала рука, и он рисовал «пушкой» (толстым грифелем) крошечные, испещренные дрожащей линией планы на обрывках кальки. Можно было прийти к нему на консультацию и получить от него клочок бумаги с такой почеркушкой размером 5х5 см. Но удивительным образом – это был эскиз, который содержал в себе весь проект, и в нем все было абсолютно ясно».
 
Многие преподаватели были уже пожилыми, очень опытными архитекторами, всегда со свободными взглядами и умеющие направить студентов, точно сформулировать главное, необходимое для развития творческой личности. Но были и молодые педагоги, некоторые из них уже успели поработать за рубежом.
 
Татьяна Фирстова: «Я уже говорила о том, что магия места, магия атмосферы института меняла людей. Как студентов, так и преподавателей. Более того, глядя на наших преподавателей, можно было легко перефразировать известный афоризм: «Бывших студентов не бывает!». Сквозь преподавательскую строгость всегда просвечивал юношеский румянец. И этот вот задор возле курсового проекта: «А давай так вот да этак вот!» - это из глубины, из вечного желания учиться самому. Были, конечно, и «сухари», и пофигисты, и мэтры - как и положено во всех вузах. Был Байер Владимир Евгеньевич - не забалуешь у него, не проигнорируешь. Пускал листок по рядам во время лекций, все записывались. Добавить «мёртвые души» не получалось. Строгий Байер в конце лекции зачитывал список и смотрел кто отвечает. А память на лица у него была колоссальная! Если такой молодец, что ходишь - получай «автомат». Если филонишь - пиши реферат».
 
В 1993 году, на переломе эпох, студенты получили заветные дипломы. Только вот системы распределения уже не было, частных заказов тоже, как и опыта практической работы. Поэтому приходилось быстро принимать решение о дальнейшей карьере. Из выпускников получились архитекторы, художники, дизайнеры. Некоторым удалось почти сразу же уехать за границу.
 
Михаил Лейкин: «Через год я уехал в Австрию, получив премию на австрийском студенческом конкурсе. Я поступил в университет Вены на архитектурный факультет, а также поработал там в нескольких архитектурных бюро, это было в 1991-1992 гг. Когда я приехал на зимние каникулы в Москву, конечно же, было понимание того что в Москве есть проблемы, например, с продовольствием, однако вскоре всё наладилось. Принципиальной разницы между нашей страной и Австрией я тогда не чувствовал, тем более что моя австрийская зарплата позволяла мне чувствовать себя в Москве довольно свободно».
 
А вот архитектор Екатерина Воронова довольно быстро уехала в Ирландию, и уже там построила свою карьеру:
 

Екатерина Воронова, архитектор

«Образование МАрхИ приравнивалось там к ступени бакалавриата, то есть проблемы получать заново диплом не стояло. Но, конечно, необходимо было дополнительно профессионально развиваться для практики в другой стране. Абсолютно точно могу сказать, что ряд наших институтских навыков оказался уникальными, например, рисунок от руки. Умение набросать эскиз на встрече с заказчиком повышает твою ценность как специалиста, людям это очень нравится».
 
Наталья Стручкова, известный современный художник, начинала свою карьеру как один из первых в России веб-дизайнеров (хотя в то время еще не было даже такого названия). Она рассказала о том, как ей пригодились знания, полученные в МАрхИ.
 
«В нашем институте была дисциплина ОПК (объемно-пространственная композиция), созданная на основе системы преподавания Ладовского. Она обучает архитекторов работать с эмоциональным восприятием формы. Эта система практически не изменилась с 1920-х годов: нам давали абстрактные темы композиции, и мы должны были воплотить их с помощью форм (как заставить человека почувствовать что-то с помощью формы). Я до сих пор в своих живописных работах использую эти знания, переосмысляя их и соединяя их с другими современными тенденциями».
 

Работа художницы Натальи Стручковой

Яков Карпов (архитектор, генеральный директор «АРСтудия») некоторое время работал в бурно развивавшейся в 1990-е годы рекламной отрасли, а затем стал заниматься управлением строительными проектами, параллельно выполняя небольшие частные заказы:
 
«Заказчики все время нас спрашивали: кто же воплотит проект, который вы разработали. Так, я случайно стал работать с одной хорошей бригадой, а после кризиса 2008 года осознал, что строительство принесет больше дохода, чем только проектирование. Сегодня проектирование – это уже мое хобби, и я могу себе позволить выбирать между заказчиками, ведь в 1990-е годы «малиновые пиджаки» сами пытались диктовать нам, как делать. Я занимаюсь частными заказами, но иногда ностальгирую по большой архитектуре. Недавно я даже выиграл заказ на ремонт общежития МАрхИ, для меня это был вопрос принципиальный».
 
Другим, логичным продолжением для выпускника творческого ВУЗа, стала работа в области дизайна.
 
Дизайнер Анастасия Златковская
 

Анастасия Златковская

«Мы стали первыми, кто в 1993 году выпускался как «архитектор-дизайнер». Не могу сказать, что меня интересовало глобальное проектирование. И ещё на 5-6 курсе я была участником международных семинаров, выставок, много ездила в другие страны, учила языки, параллельно получала второе образование (тренер по теннису). Во время выпуска мы не до конца осознавали, насколько тяжелое было тогда время. Мне же повезло попасть в среду общения со студентами из других стран, и меня пригласили в молодую российско-британскую компанию «Alsop&Stormer», где я работала первые полтора года после диплома, одновременно занимаясь дизайном одежды, созданием коллекций для известных российских модельеров: Насти Михайловской ,Маши Цигаль».
 
Архиектор и дизайнер интерьеров Анна Лепеха
 

Анна Лепеха

«Я не ожидала, что поступлю с первого раза, тем более, что в моей семье не было архитекторов, но все сложилось. И я пришла в ту среду, где и сегодня нахожу радость и удовольствие. После окончания ВУЗа я работала в разных частных компаниях, в Мастерской Андрея Чернихова, Сраждина Сатубалова, в Моспроекте. В компании Верто, специализирующейся на ландшафтном дизайне, возглавляла архитектурный отдел, затем стала заниматься частной практикой, в основном интерьерами».
 
Были среди выпускников и те, кто вернулся в институт в качестве преподавателя, в том числе новых дисциплин. Марианна Георгиевская, ученый секретарь секции Компьютерных технологий Научно-практической конференции МАрхИ, была одной из первых в России, кто освоил компьютерное проектирование.
 

Марианна Георгиевская

«Когда стали распространять Архикад, мы с мужем освоили его сами. В МАрхИ я стала вести на 1-2 курсе дисциплину компьютерный композиционно-комбинаторный курс, который помогает раскрепостить мышление, понять принципы создания архитектурного образа простыми средствами. Сегодня я работаю на втором курсе, веду дисциплину «Компьютерные технологии», с помощью программы SketchUp осваиваем методы анализа и проектирования. Тем не менее, перед выполнением задания, я всегда прошу студентов рисовать эскиз руками. Мне кажется, что нынешние студенты стали более целеустремленными, мы были более бесшабашными. В настоящее время профессорско-преподавательский состав старается поддерживать традиции и уровень школы МАрхИ на должном уровне».
 
Изменились ли сегодняшние студенты МАрхИ? Уходит в прошлое рисунок от руки, уходит и идеализм. Поколение выпускников 1993 года разделяется во мнениях: кто-то уверен, что сегодня пиар и заработок стоят выше творчества, некоторые же очарованы молодыми талантливыми ребятами.
 
Но конкурентами настоящих архитекторов в наше время становятся и выпускники дизайнерских курсов. Елена Гордина: «Мы учились пять с половиной лет в институте, до этого проходили два года подготовки (получали основы фундаментальной подготовки - рисунок, черчение и композиция). После выпуска продолжали годы учебы уже на практике. Сегодня в нашей стране мы видим нивелирование профессионализма. Выпускники дизайнерских курсов учатся мало, буквально два года с нуля, и у них почти нет подготовки по сравнению с нами. Так как у большинства сейчас цель «заработать», то и хороших, вдумчивых проектов исчезающе мало»..
 
За всеми историческими и творческими изменениями всегда стоят люди: те, кто сам решал свою судьбу и следовал за мечтой. Желаем всем выпускникам, нынешним студентам и преподавателям МАрхИ сохранять те тепло и любовь к профессии, которые подарил им институт.
 
PS: Архитекторы Игорь и Наталья Хохловы:
 

Игорь и Наталья Хохловы

«В 1987 году МАрхИ открыло для меня двери в мир Архитектуры и музыки, застывшей в камне... Одним из прекрасных сюжетов моей учебы в МАрхИ стала встреча с моей любимой! С той поры мы одна семья и вместе занимаемся частным архитектурным проектированием, что приносит нам большое удовольствие, особенно когда видим довольных результатом заказчиков, многие из которых уже стали друзьями нашей семьи! Это были прекрасные 2000 дней в доме на улице Жданова!».
Контакты

Екатерина Воронова Www.ekaterinavoronova.com
Михаил Лейкин www.mishmash.ru
наташа Ромишевская www.reserve.ru
Анна Лепеха www.lepekha.ru
Елена Гордина http://lenagordina.ru
Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Имена
На связи!
Хотите получить ещё больше информации?
Нет ничего проще!
Звоните по телефону:+7(495)517-5335

НОВИНКИ: Красивый
частный интерьер (658)
, Общественные интерьеры (224)