Интервью

Дмитрий Стоянов: Идущие за нами – прекрасны и юны

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
1993 год был отмечен не только сменой исторических вех в нашей стране. Двадцать пять лет назад, несмотря на все политические и социальные перипетии, в МАрхИ получили дипломы выпускники, которым было суждено творить историю дизайна и архитектуры в новой России. Об этом времени вспоминает тогдашний выпускник, а сегодня – доцент кафедры живописи Московского архитектурного института, руководитель архитектурно-проектной мастерской, член Союза московских архитекторов – Дмитрий Михайлович Стоянов.
Дмитрий Михайлович, как Вы выбирали свою будущую профессию и почему решили поступать в архитектурный?
Я учился не только в общеобразовательной, но и в Краснопресненской художественной школе на улице Красина. Всегда, как себя помню – я рисовал. В роду у меня есть и строители, и инженеры, и архитекторы. Поэтому было естественным выбрать подготовительные курсы в Архитектурный институт. Я поступил в МАрхИ в 1987 году, но с 1988 года я был призван в ряды советской армии на срочную службу, и вернувшись, я продолжил обучение. А учился я на старших курсах в экспериментальной учебно-проектной группе под руководством профессора Всеволода Георгиевича Тальковского.
Каких преподавателей Вы вспоминаете с особым теплом?
С преподавателями мне несказанно повезло. На первом курсе я попал в группу №4, которой руководила «Могучая Тройка». Руководителем группы был Пяткин Игорь Александрович – талантливейший педагог и архитектор, который всю свою жизнь отдал архитектуре и педагогике. Его заместителями (на нашем первом курсе) были Свиридов Валерий Александрович и Шадрин Александр Алексеевич, который ныне работает деканом Факультета общей подготовки в МАрхИ. В нашей четвёртой группе дисциплину «Живопись» вёл знаменитый архитектор Тальковский, который построил «Президент Отель», банки на Новокировском проспекте и многие иные известные здания.
А как проходила сама учеба?
Руководство кафедры живописи в МАрхИ в те годы принял на себя профессор Тальковский. Он же и набрал (первую в те времена) учебно-проектную группу, которую (почти в полном составе) «сконструировал» из группы, которой руководил на первых курсах профессор Пяткин. В качестве преподавателей выступали только практики архитектурного ремесла, а не «классические педагоги», проработавшие только в ВУЗе не один десяток лет.
С третьего курса наша группа №4 расположилась весьма комфортно и вольготно под крылом кафедры живописи МАрхИ. Располагалась кафедра живописи тогда на втором этаже трапезной Рождественского монастыря. В те времена пространство было разделено на множество помещений, в которых и находились проектные и художественные классы, а также помещение кафедры и методический фонд. В апсиде была просмотровая комната, в которой выставлялись на козлах художественные задания первых курсов и проектные подрамники старших курсов. Мы и засиживались над учебными проектами до ночи… но сейчас понимаешь, что мало корпели над листами, мало сломали рапидографов и карандашей. Не понимали то, что ЭТО и есть ТВОРЧЕСТВО, которое будет позже так «стиснуто» рамками заданий и бесконечного отсутствия времени. Девяностые годы, – это и пустые прилавки и «карточки покупателя». Но это не пугало нас – безрассудных студентов, которые постепенно погружались во взрослую проектную жизнь.
А как сложилась Ваша карьера после выпуска?
В конце обучения в МАрхИ я (как и многие мои «согруппники») были задействованы не только в учебном, но и в проектном процессе группы Тальковского. Мы были не только «на подхвате», но и исполняли самостоятельно небольшие задания мэтра. Поэтому не было страха и сомнений, не было ощущения свободы, а было простое понимание того, что «я иду работать в архитектурную мастерскую Тальковского». Также, не перекладывая трудовой книжки, я стал работать ассистентом преподавателя на кафедре живописи в родном ВУЗе. Сейчас жизнь архитектора и преподавателя тесно переплетаются между собой.
Моя деятельность архитектора-проектировщика стартовала с третьего курса института, когда я поступил в учебно-проектную группу профессора Тальковского. Меня начали привлекать к различным (реальным, а не учебным) проектам. До завершения МАрхИ я уже побывал на многих стройплощадках и площадках проектирования по заданию от своего проектного (и учебного) руководителя. Так что, можно сказать, смолоду опыта набирался в окопах. До преждевременной кончины Тальковского Всеволода Георгиевича (в 2007 году) вся моя архитектурная жизнь «вращалась» в коллективах единомышленников, которые создавал профессор. После диплома я три года работал архитектором в объединённых мастерских архитекторов Гришинчука и Тальковского (МАГ и МАТ). В 1997 году – в мастерскую «приходит» крупный интересный объект – Культурно-оздоровительный центр МПС (а в последствии – «РАО РЖД»), и вся наша небольшая мастерская вливается в структуру государственного проектного института. 1997 по 2005 год – я «расту» на этом большом проекте. В конце 2005 года мной и профессором создаётся новая структура – ООО «Строй-Капитал Архитектурная мастерская профессора Тальковского», нашими соучредителями становятся руководители группы компаний «Строй-Капитал». Там я работал генеральным директором и заместителем руководителя Архитектурной мастерской, руководил дизайн-бюро, а затем стал руководителем проектной ГК“СЕТЬСТРОЙ”.
Параллельно я самостоятельно и совместно с кафедрой живописи МАрхИ участвовал в различных выставках стал дипломантом многих фестивалей, смотров и конкурсов. Постройки уже живут своей жизнью. Проекты ждут своего воплощения. А акварельные и графические работы расходятся по отечественным и зарубежным коллекциям.
На Ваш взгляд, студенты МАрхИ тогдашние и сегодняшние сильно различаются?
Раньше мы (будучи студентами) засиживались в институте над проектом долго – долго. Не отходя от подрамников пили чай, перкусывали, многие (договариваясь с охраной) оставались и на «ночную смену». Особенно это было актуально, когда шло сплошное проектирование – «Сплошняк». Во время «Сплошняка» иные предметы на два-три дня отменялись и курс – не поднимая головы – навёрстывал упущенное за семестр, что бы сдать курсовую с блеском. Потом, когда я преподавал на старших курсах, ощущал ту преемственность, которая передавалась от нас. Я, молодой преподаватель и бывший студент, довольно просто находил язык с ребятами, которые шли во след и, которые, удачно защищались в нашей группе. Нынче, как мы знаем, мы уже не выпускаем «Специалистов». Теперь важен диплом, – сначала «Бакалавра», а потом и «Магистра». Увы «Спецами» нынешние студенты становятся по собственной воле и по воле случая, а не по Воле института, их обучающего. Текущее образование «Бакалавриат – Магистратура», развёрнуты на соответствие почасовой программе подписанной «Болонской хартии». И с «вымыванием» общедисциплинарных творческих часов приходит на смену подсчёт успехов с помощью количества участия в различных отчётных (может и значимых) мероприятий. Постепенно наш ВУЗ и наши студенты приобщаются к «вековому логовищу знаний» больше, чем к практическим навыкам. Но идущие за нами также прекрасны и юны, также любопытны и неопытны, как мы когда-то. Поэтому ВСЁ-всё-всё творится уже ИХ руками.
Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Имена
На связи!
Хотите получить ещё больше информации?
Нет ничего проще!
Звоните по телефону:+7(495)517-5335

НОВИНКИ: Красивый
частный интерьер (647)
, Общественные интерьеры (219)