Фишки

От «Беды» до «Лавины»

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Иван Соловов широко известен как режиссер и продюсер. Он же глава «Ментор-Синема», одной из самых успешных отечественных кинокомпаний... Однако есть у этой яркой личности и «невидимая сторона». Вдали от съемочной площадки на смену Соловову-кинематографисту приходит Соловов-яхтсмен, обошедший под парусом всю северную часть России, Италию, Турцию, Пелопонесский полуостров, швартовавший свои суда в маринах Монте-Карло, Сен-Тропез и Ниццы...
Когда-то все мальчишки мечтали стать летчиками или моряками. Мечты некоторых сбывались: например, летчиком был отец Ивана Соловова, с детства прочащий сыну судьбу авиатора. Однако вечный, как само человечество, антагонизм отцов и детей проявился и здесь: старательно провалив все экзамены, Иван предпочел срочную службу на флоте. Так он отверг «зов небес» – ведь с самого детства его манила таинственная глубина вод.
 

Иван Соловов: режиссер, судостроитель, мореход...

Иван Соловов: «Эта необъяснимая страсть появилась лет в пять или шесть, наверное... Конечно же, все началось с книг: самая любимая из них – «Приключения капитана Врунгеля», бороздящего океан на своей яхте «Беда». Еще была замечательная детская книжка про ребят, построивших маленький кораблик, приплывших на остров среди озера и создавших там собственный мир. Со временем, конечно, я открыл для себя и Джека Лондона, и замечательных советских писателей-маринистов.
Но и этого мне не хватало: маленьким мальчишкой я покупал газету «Водный транспорт». Очень специализированную, пишущую в основном о каких-то грузоперевозках. Однако самым бесценным источником информации был журнал «Катера и Яхты», на ужасной газетной бумаге: там печатались чертежи и схемы самодельных яхт! Впрочем, других тогда и быть не могло».
 
Действительно, частная яхта – в стране победившего социализма? Советский человек – владелец яхты? Нонсенс. Впрочем, против самодельных посудинок официальная идеология ничего не имела: сработанная самим же яхтсменом из подручного хлама, яхта лишалась налета «буржуазности» и была куда ближе к «Беде» капитана Врунгеля, чем к «Кристине» миллионера Онассиса. В ход шло все: фанера, старые почтовые ящики, стекловата...
Самое первое судно Ивана Соловова было сделано из авиационных подвесных баков. Это было в восточной Германии, на озере Мюллес, неподалеку от которого разместилась советская военная часть, где служил Иван Соловов-старший. Тем временем Иван Соловов-младший и сотоварищи бороздили озерную гладь на флотилии плотов из списанных баков: удивительно, но на немецком озере обнаружился маленький остров, напоминавший описанный в любимой детской книжке...
 
Иван Соловов: «Тем не менее, моряком я не стал. После 8 класса я тайком от родителей убежал поступать в Херсонское мореходное училище. Поступил. Написал об этом домой. После чего был благополучно отчислен за хулиганство! Наше общежитие находилось рядом с городской танцплощадкой, и однажды кто-то ворвался с криком «наших бьют!», мы, в форме, накрутив ремни на руку, бросились на выручку. И были показательно отчислены».
Моряком Иван Соловов не стал, но и со страстью к морю не расстался. Учащийся Львовского военно-политического училища, потом – студент ВГИКа, позже – режисер-документалист продолжал читать морские карты и собирать плавсредства из подручного материала.
 
Первую «настоящую» яхту, миниатюрную восьмиметровую «Бэллу», он приобрел, воспользовавшись первой же возможностью: в конце перестроечных 80-х, в Финляндии. Обученный премудростям мореходства в клубе ЦСК МВФ, Иван Соловов рискнул сам перегнать ее в Москву через Балтику. В открытом море «Бэлла» попала в шторм. Пришлось пришвартоваться к острову Богнут, где обитал маячник и его корова, молоком которой «терпящие бедствие» питались трое суток.
 
Иван Соловов: «Ночной шторм страшен: волна поднимается выше рубки и наступает стеной в полной темноте... Да, сначала был испуг, но потом появилась какая-то злость, азарт. Внутренний голос, говорящий: «Либо преодолей это и побеждай, либо прыгай за борт и отдавайся судьбе!». И несмотря на шторм, я ни разу не пожалел о своем решении форсировать Балтику. Когда я добрался до Москвы, наконец-то вышел на пирс, почувствовал: да, это был поступок! В Москве живут миллионы людей, но немногие из них отваживаются на подобные свершения».
 
Сегодня, покачиваясь на волнах у берегов Хорватии, Ивана Соловова ждет его десятый корабль. Названный «Лавина», как и снятый режиссером мощнейший фильм о любви, разрушающей и кроящей заново жизнь... Судно «Лавина» – настоящая леди: элегантная, стремительная, в меру консервативная... Эта 30-метровая трехпалубная яхта может разогнаться до 38 узлов и весьма вместительна: внутри нашлось место для пяти пассажирских и четырех кают для экипажа (в путешествиях Ивана Соловова сопровождает команда из четырех человек: капитан-англичанин, инженер, матрос и стюардесса, одновременно выполняющая обязанности кока.)
 
Просторный салон, где легко разместится весьма многочисленная компания, располагает к общительности и гостеприимству. Столовая совмещена с камбузом: оказывается, мода на открытые кухни распространяется не только на дома и рестораны – даже дизайн яхт не остался от нее в стороне! Интерьер «Лавины» ее хозяин создавал сам: поэтому палубы устланы тиком, каюты и салон отделаны деревянными панелями.
Иван Соловов: «Я консерватор: считаю, что яхта должна быть отделана деревом, пахнуть деревом! Не признаю холодного хай-тека, не понимаю любителей пластика, стекла и металла: такие «шедевры» давно называют «мыльницами». Возможно, подобный дизайн заказывают люди, которые не понимают, и, по-большому счету, не любят яхтинг, и занимаются им исключительно для подтверждения своего статуса...»
 
Как известно, яхтинг – это не только спорт: он стал одной из самых ярких и пафосных «ярмарок тщеславия» нашей эпохи. Огромная, роскошно обставленная яхта – прекрасный способ презентации своего высокого статуса. Однако стремление к морю Ивана Соловова совсем другого порядка – родом из детства, а качеством сродни любви. «Гигантомания» чужда ему: Иван Иванович полагает, что яхты, приближающиеся по габаритам к первым трансатлантическим лайнерам, теряют свое очарование.
Ограниченность пространства на берегу вызывает ощущение тесноты, скованности – но на фоне бескрайних морских просторов и разверзшейся под килем подводной бездны миниатюрный интерьер яхты психологически защищает нас. Именно миниатюрность яхты, продуманность и эргономичность ее интерьера создают тот особенный «корабельный уют», который так ценят истинные яхтсмены.

Текст Анна Ермакова

Фото Александр Камеонский

© Журнал АРХИДОМ, # 70

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Имена
На связи!
Хотите получить ещё больше информации?
Нет ничего проще!
Звоните по телефону:+7(495)517-5335

НОВИНКИ: Красивый
частный интерьер (663)
, Общественные интерьеры (224)