Имена

Делать то, что может жить долго...

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Эрик ван Эгераат – один из самых блестящих и плодовитых современных архитекторов. Почетный член Британской академии архитектуры, почетный член Союза немецких архитекторов, член Нидерландского архитектурного фонда, почетный профессор Международной академии архитектуры, чьи проекты построены и строятся от Кореи до Испании.
Его любимой и вместе с тем сложной страной остается Россия. Проекты Эгераата сильно опережали время, и их реализация у нас давалась тяжело... Его представительство открыто в России с 2005 года. Сейчас Эрик ван Эгераат возглавляет две компании  архитектурное бюро Design by Erick van Egeraat и инжиниринговую компанию, а также ведет регулярную колонку в журнале по недвижимости Commercial Real Estate. Эрик ван Эгераат широко известен грандиозными проектами в Казани (Национальная библиотека), в Краснодарском крае и Санкт-Петербурге («Остров Федерация»). Осенью 2009 года по проекту Эрика ван Эгераата завершен большой торгово-развлекательный комплекс в Сургуте. О своих планах на будущее, о взгляде на российскую архитектуру Эрик ван Эгераат рассказал в интервью главному редактору журнала «Архидом» Светлане Бикбаевой.
 

Светлана Бикбаева: Какие клиенты лучше  западные или российские?

Эрик ван Эгераат: Я думаю, среди иностранцев не найти заказчиков, которые были бы готовы так экспериментировать со своим интерьером, как русские. Клиент из Испании будет заказывать интерьер, опираясь на свою национальную традицию, и никогда не попросит сделать что-то в китайском стиле. Французы любят все французское и так далее. С моей точки зрения, это огромный минус, когда нет желания попробовать что-то новое. Русские клиенты очень взыскательны и просят придумать что-то особенное. Россия всегда открыта для всевозможных идей и культур и готова заимствовать как у Запада, так у Востока. Сейчас и в России трудное время, но заказчики не уменьшают свои запросы и хотят нечто эксклюзивное, неординарное! К сожалению, из всех этих идей осуществляются пока немногие.
 

С.Б.: В чем заключается различие западной и российской архитектурной ситуации?

Э.Э: России, Москве не хватает разнообразия в типах домов. Например, есть апартаменты - квартиры в городе и загородные дома. И это практически все! Здесь неизвестны дома-террасы, row houses, дома со сложными структурами... И любые идеи, которые предлагаются, и все правила приспособлены только под известные, исторически сложившиеся в России типы жилья. Если делать что-то за этими рамками, то нет людей, которые знают, как это делать по-другому, нет правил, регулирующих подобную застройку. И нужно потратить много сил, энергии и времени, чтобы изменить сложившуюся точку зрения. При согласовании проекта «Город столиц» (в ММДЦ «Москва-СИТИ») мы потратили два года, объясняя разным организациям, что это вообще возможно. Тогда не было даже правил, которые регулировали здания выше 24 этажей... Каждому понравится жить в таком доме. (Эрик ван Эгераат берет номер журнала «Архидом» и показывает на дом на обложке.) Проблема в России сегодня – это соответствие цены качеству! Клиент платит за элитное жилье, а получает бизнес-класс, платит за бизнес – получает эконом. А сейчас, в кризис, чтобы вернуть к себе доверие, нужно соответствовать заявленному классу. И если я – частный клиент, то перед лицом крупного застройщика я совершенно беззащитен – где и кто мне даст гарантии качества? Люди будут покупать то жилье, которое соответствует их запросам.
 

С.Б.: Какие характеристики элитного жилья приняты на Западе?

Э.Э: В международном архитектурном лексиконе термин «элитное» не особенно используется. Элитное – значит роскошное. Это большое пространство, шикарная планировка, хорошие материалы и обязательно что-то особенное. Это может быть и второй этаж в городе с видом на реку, и старый особняк, а может быть дом-терраса или первый этаж с садиком, что-то интересное по архитектуре или, наоборот, пентхаус с роскошным видом. Должно быть очень много типов жилья для самых разных заказчиков: для молодого человека, который работает и хочет жить в небольшой квартире в центре, или молодой семьи, которой не так важно качество, но хочется быть где-то рядом с парком и иметь большие комнаты и условия для хранения вещей и т. д. В Москве есть все, что необходимо для большого города. Но, к сожалению, нет большого количества вариантов – сейчас в массе строят почти то же самое, что и в советские годы.
 

С.Б.: Слушают ли архитектора западные заказчики? Ведь это он определяет, как и что должно быть в проекте...

Э.Э.: О! Давайте без недоразумений (смеется). Нет хороших или плохих западных или русских заказчиков. Все люди. Везде люди! Вчера мы ужинали с голландскими друзьями, и они жаловались на пробки в Москве. В Голландии живет 16 млн. Вывезем из Москвы всех русских и переселим в здешние правила и условия голландцев. Вы думаете, все будут такими аккуратными и спокойными? Если дать голландцам такую свободу, такое отсутствие правил, как в России, пробки станут еще хуже! Это к тому, что нет плохих русских или голландцев, есть система регулирования общественных отношений, которая заставляет граждан быть законопослушными. Я не купил бы квартиру в России, потому что не знаю, кому доверять. Нет девелопера, нет банка, который был бы гарантом, нет института, который проконтролировал бы качество дома, и нет чиновника, который следил бы за выполнением норм безопасности. Я, может быть, заплатил бы больше, чтобы быть уверенным. Клиенты и заказчики должны быть требовательнее к девелоперам и архитекторам. И нужна поддержка со стороны правительства! Сейчас, кстати, на Западе банки вообще не дают кредиты на проекты. Это должен быть безупречный, безрисковый проект, тогда, возможно, банк его поддержит.
 

С.Б.: Хотите ли вы что-то сказать своей архитектурой миру?

Э.Э.: За 37 лет в архитектуре я старался делать так, чтобы вещи менялись. В 24 года я построил свой первый дом. Это было лучшее, что можно было сделать с таким бюджетом. Я всегда даю на 20-30% качества больше, чем ожидают. И горжусь такими проектами. Вижу будущее архитектуры в преодолении философии авангарда, сужающей горизонты, и в появлении новой парадигмы, которая была бы сложнее и выразительнее. Каждый проект должен быть увязан с окружающей действительностью, это требует внимательного отношения к культурно-историческому контексту.
 

С.Б.: Какой стиль можно назвать вашей визитной карточкой?

Э.Э.: (Смеется.) Нет такого стиля, потому что мне не хочется быть узнаваемым. Не хочу быть заложником своего стиля. Люди говорят, что мои проекты можно узнать. Ну, например, мне не нравятся простые формы. Для меня это неинтересно. Посмотрите вокруг - людям нравятся необычные здания. Слишком простые формы очень быстро становятся скучными. А мне хотелось бы делать то, что может жить долго!

© Журнал АРХИДОМ, # 88

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Имена
На связи!
Хотите получить ещё больше информации?
Нет ничего проще!
Звоните по телефону:+7(495)517-5335

НОВИНКИ: Красивый
частный интерьер (555)
, Общественные интерьеры (208)