Звездный интерьер

Московская сага

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Снег идет: первый, долгожданный, неприлично опоздавший в этом году. Белые мухи кружатся вокруг сосен и набрасывают белую скатерть на раскисший от дождей газон...
«Словно падают не хлопья, а в залатанном салопе к нам нисходит небосвод». Эти строки были написаны здесь, в Переделкине. Как и роковой роман «Доктор Живаго», своего автора прославивший и погубивший. Маршак, Чуковский, Фадеев, пустивший себе пулю в лоб...
 
«Словно падают не хлопья, а в залатанном салопе к нам нисходит небосвод». Эти строки были написаны здесь, в Переделкине. Как и роковой роман «Доктор Живаго», своего автора прославивший и погубивший. Маршак, Чуковский, Фадеев, пустивший себе пулю в лоб... «Ходили слухи, что Бабеля взяли на даче. В те времена многие предпочитали оставаться на даче и даже как можно чаще ночевать у друзей. Люди с Лубянки приходили по месту прописки...», – рассказывает Дмитрий Барщевский, известный режиссер, автор знаменитой «Московской саги», отбившей у российского зрителя вкус к импортному «мылу» сомнительного качества, и радушный хозяин гостеприимного переделкинского особняка в стиле русского усадебного классицизма.
 
Переделкино помнит немало трагедий, однако им не удалось смутить дух этого места, где тишина полна отзвучавших великих строк, печаль – светла, а покой не искушает праздностью, а помогает творить. «Мы полюбили Переделкино задолго до того, как построили здесь собственный дом. В лучшие времена снимали так называемые «дачи с удобствами», в «худые годы» были вполне счастливы в скромных времянках», – рассказывает Дмитрий. – В те времена Переделкино было уже легендарным, но все еще удобным: до Мосфильма добирались за 15 минут». В начале двухтысячных, когда снималась «Московская сага», путь до Мосфильма увеличился ровно на час, и поэтому специально для этого фильма была построена небольшая студия пост-продакшн, а съемочная группа поселилась в Доме писателей. Декорации к фильму – «Дача Градовых» – были созданы архитектором Аленой Табаковой, она же стала архитектором и нового дома четы Барщевских.
 
«Жизнь меняется, меняется стремительно, и мы не можем не меняться вместе с ней! Однако есть тонкая грань, у которой любые перемены должны останавливаться – иначе в один прекрасный момент можно не узнать себя... Необходимо охранять остров своей самобытности: им, несомненно, должно стать искусство. И, возможно, быт – образ жизни, впитанный с детства в кровь и плоть, – продолжает хозяин дома. – Сверхзадача «Московской саги» – запечатлеть уходящую Атлантиду советской жизни. А создавая свой дом, мы стремились воссоздать старомосковский быт нашего детства, продолжить традиции наших предков». Особняк Барщевских был построен в 2000 году, однако у не знакомого с его историей гостя возникает ощущение, что здесь сменилось несколько поколений. Архитектору удалось создать точную и достоверную стилизацию русской усадьбы XIX века: объем спроектирован по правилам классической «зеркальной симметрии», фасад дополнен широкой террасой с четырьмя колоннами, общие комнаты на первом этаже выстроились в анфиладу. На втором этаже длинный, но светлый и просторный коридор ведет в приватные апартаменты.
 
Нет ни яркой позолоты, ни текстильных обоев, ни тяжелых драпировок с кистями - ни одной черты «буржуазного барокко», который сегодня часто путают с «дворянским классицизмом». Матовый финиш пастельных тонов на стенах, навощенный дубовый паркет, старинная или патинированная мебель, классическая живопись, семейные фотографии... Возможно, это мистика или просто легкая галлюцинация, но кажется, что дом пропитан тонким ароматом старой бумаги и шелестом страниц. Именно в таком интерьере, с облицованным простой белой плиткой камином, старинным пианино и широкой стеклянной дверью на террасу, разворачивалось действие любимых романов: от «Войны и мира» до «Московской саги».
 
«Все, что освящено временем, обладает неким таинственным смыслом, – рассказывает Наталья Виолина, супруга режиссера, автор сценария «Московской саги» и соавтор архитектора. – Вот фотография моей мамы, она в больших бирюзовых серьгах. А вот более старая фотография: моя бабушка в этих же серьгах. И вот прабабушка в этих серьгах: они еще почти совсем новые! Согласитесь, есть нечто волнующее в предмете, ставшем талисманом нескольких поколений...» Многие предметы этого дома имеют свою историю. Часто – интересную, но некоторые – печальную. Над круглым столом в парадной столовой – портрет графини Потоцкой с сыном: ангелоподобным мальчиком в матроске. Через 20 лет, в 1937 году, этот мальчик будет арестован как враг народа. Его жена, мама Натальи Виолиной, несколько лет проведет в лагере для жен изменников родины – как, впрочем, и героиня «Саги» Вероника Градова.
 
«Я очень люблю домашние приемы, – продолжает Наталья. – В начале 1990-х наше общество, казалось бы, навсегда отказалось от знаменитых московских «посиделок», предпочтя кухням рестораны. Мне не нравилась эта мода: замечательно, что сегодня домашние приемы снова возвращаются в наш обиход. Насколько в них больше тепла, естественности, непосредственности!». Хозяева дома гостеприимны: круглый раскладной стол, созданный по старинный системе «сороконожка», может вместить до 18 персон. Но часто гостей бывает больше: и тогда, дополненный специальными «крыльями», он растягивается чуть ли не через всю анфиладу!
 
На втором этаже – два кабинета: Дмитрий Барщевский предпочитает работать в просторном, даже несколько пафосном пространстве – белые полосатые стены, «ампирный» стол и зеленая лампа напоминают о николаевских временах. В глубине дома скрывается «оливковый кабинет»: легкомысленное слово «будуар» к обители Натальи не подходит. На старом столе (возможно, ровеснике литературного Переделкина) – верная печатная машинка: хозяйка не сочла нужным облегчать себе жизнь с помощью компьютера.
 
«Не пытайтесь быть современными: это единственное, чего никому не удастся избежать», – произнес Сальвадор Дали. Но этому дому удалось невозможное. Как Дмитрию Барщевскому и его жене Наталье удалось вывести свое жилище за скобки времени? «В этом доме живет дух наших родительских гнезд, родины нашей души», – объясняет хозяйка. Этот дом построен из памяти и любви: традицию невозможно прервать, пока есть люди, воспитанные в ней и влюбленные в нее.

Текст Анна Ермакова

Фото Александр Камачкин

Вам понравился материал? Поблагодарить легко! Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях.
Имена
На связи!
Хотите получить ещё больше информации?
Нет ничего проще!
Звоните по телефону:+7(495)517-5335

НОВИНКИ: Красивые
частные интерьеры (541)
, Общественные интерьеры (204)